Литературный час «Титан зарубежной литературы» — к 150-летию Т.Драйзера

Добрый день, уважаемые читатели!

27 августа отмечается 150-летие со Дня рождения американского писателя, публициста и прозаика, общественного деятеля Теодора Драйзера.

Теодор Драйзер родился в 1871 году в многодетной немецко-чешской семье (был двенадцатым ребенком Сары Драйзер), постоянно бродяжившей по стране в безуспешных поисках лучшей доли. В некотором смысле его судьба напоминает судьбу Горького — «университеты» Драйзера (за вычетом совсем недолгого времени студенчества в Блумингтоне в штате Индиана) прошли в прачечных, ресторанах, на иной черной и низкооплачиваемой работе. Помимо всего прочего, хоть какому-то материальному успеху препятствовала почти болезненная богобоязненность, унаследованная от истово верующих родителей, у которых стремление наладить жизнь странно сочеталось с внутренней аскезой, убежденностью в том, что рай ждет лишь бедняков, а богатство — прямой путь в геенну огненную. Нужда преследовала Драйзера и в провинции, и в столицах — Чикаго, Нью-Йорке, Филадельфии, и психологически это оказывало воздействие тем более болезненное, что именно эти города, особенно Чикаго, воплощали тогда молодую энергию Америки, росли на глазах, предоставляя, как казалось, людям — но только не ему — щедрые возможности преуспеяния. Тяга к литературному творчеству проявилась довольно рано, но и она поначалу находила выход в поденной журналистике — репортерская работа в газетах Сен-Луиса, Чикаго, Нью-Йорка, Питтсбурга приносила гроши. Таков личный жизненный фон творчества. Но жесткости драйзеровского пера в большой степени способствовала и общественная атмосфера начала столетия с его радикальной переоценкой ценностей и склонностью к тому, что здесь называли «разгребанием грязи». Именно в этой атмосфере Драйзер, собственно, и вырос как писатель, полагающий главной задачей социальную критику действительности.

Драйзер создает роман за романом, изображая «серые будни» американской действительности, разоблачая миф об Америке как о стране «безграничных возможностей» («Сестра Керри» — путь простой американской девушки к успеху, подчеркивая случайность успеха героини, выкарабкавшейся со дна жизни фабричных работниц).

В «Трилогии желаний» («Финансист» (1912), «Титан» (1913), «Стоик» (1915)) автор показывает судьбу всей нации, оказавшейся под пятой монополий в конце 19 века на примере карьеры главного героя Каупервуда.

Творческий путь Драйзера характеризуется в начале века нарастанием протеста против варварской жестокости капиталистического общества, выхода из которого он не видит.

Драйзер считал, что американская действительность при кажущемся внешнем благополучии трагична и ужасна, по его мнению, задачей реалистических писателей является описание всех сторон американской жизни: не только спорт, жизнь Голливуда, создание трестов и корпорация, появление новых автомобилей, но и «ад и чистилище» американской жизни.

Завершающую полноту тема Американской мечты — мифа об Америке как земле обетованной, где любой чистильщик сапог может стать миллионером, — получила в романе «Американская трагедия» (1925). Мечта обернулась иллюзией, подлинная человечность оказалась несовместимой с буржуазными стандартами счастья. Америка, обманувшая героя романа, отправляет его на электрический стул, хотя он последовательно выполнил официальную формулу успеха.

Путь от Американской мечты к Американской трагедии, исследованный Драйзером, — главное художественное открытие всего творчества писателя.

Драйзер оставил глубокий след в американской литературе.

«Ноги Теодора протаптывают дорогу, тяжёлые грубые ноги. Он продирается сквозь чащу лжи, прокладывая путь вперёд», — писал друг и последователь Теодора Драйзера, замечательный мастер американской литературы Шервуд Андерсон. Драйзер раздвинул горизонты американской реалистической литературы, несмотря на все трудности и барьеры, которые возводила на его пути буржуазная Америка, несмотря на шантаж и угрозы, преследовавшие всю его творческую жизнь.

Известный американский критик и публицист Генри Менкен писал после смерти Драйзера в 1945 году: «Он был великий художник, ни один другой американец его поколения не оставил такого прочного и прекрасного следа в нашей национальной словесности. Американская литература до и после его времени отличается почти так же, как биология до и после Дарвина. Он был человеком огромной оригинальности, глубокой отзывчивости и непоколебимой храбрости. Всем нам, кто пишет, легче оттого, что он жил, работал и надеялся».

В произведениях Драйзера получили развитие многие лучшие традиции американской литературы девятнадцатого века — традиции романтиков Фенимора Купера, Натаниела Готорна, Германа Меллвила, борцов за освобождение негров Генри Дэвида Торо и Гарриет Бичер-Стоу.

Острое неприятие мира бизнеса роднит Драйзера с Купером, с которым его также объединяет обстоятельная манера повествования. Осуждение пуританского ханжества и практицизма, себялюбия и стяжательства с ранних лет привлекло внимание Драйзера к Готорну — одному из его любимых писателей; не менее близок Драйзеру в этом отношении и Меллвил, — не случайно американский критик Дэнфорт Росс сравнивал повесть Меллвила «Писец Бартльби» с полотнами Драйзера. Страстный пафос обличения всех форм и проявлений социальной несправедливости сближает Драйзера с аболиционистами. Особенно близок ему непримирый уолденский отшельник, борец против рабства Генри Дэвид Торо. В разгар своей активной антифашистской публицистической деятельности в тридцатые годы Драйзер выпустил книгу избранных произведений этого американского писателя и философа «Живые мысли Торо», к которой написал теплое и проникновенное предисловие. Острый критик «позолоченного века» Марк Твен и поэт свободного труда человеческого разума Уолт Уитмен явились непосредственными предтечами Драйзера.

Литературному процессу в США было свойственно некоторое отставание в девятнадцатом веке, поздний расцвет романтической школы и более позднее, чем в большинстве европейских стран, развитие реализма. В убыстрении этого развития в двадцатом веке особенно велика заслуга Теодора Драйзера.

Драйзер вернул американской литературе живое дыхание жизни, он «ворвался в спёртую и затхлую атмосферу Америки, как порыв неукротимого ветра, и впервые со времен Марка Твена и Уитмена внёс в наш пуританский обиход струю свежего воздуха», — сказал в 1930 году Синклер Льюис.

Суровой и непреклонной борьбой за правду жизни Драйзер открыл двадцатый век американской литературы, проложил путь плеяде крупнейших американских писателей — Синклеру Льюису и Шервуду Андерсону, Уильяму Фолкнеру и Эрнесту Хемингуэю.

В романе «Американская трагедия» Теодор Драйзер изобразил крах «Американской мечты». Мечта обернулась иллюзией, подлинная человечность оказалась несовместимой с буржуазными стандартами счастья. Америка, обманувшая героя романа, отправляет его на электрический стул, хотя он последовательно выполнил официальную формулу успеха.

Драйзер описывает, какое значение в жизни зачастую играют деньги, раскрывает, как ошибочное представление о действительности может отравить разум неопытного человека и показывает отношения между людьми, которые имеют разный социальный статус.

Тема денег занимает в «Американской трагедии» главное место. Деньги определяют судьбы героев. Именно поклонение культу доллара привело к трагической гибели героев романа, двух молодых людей — Роберты Олден и Клайда Гриффитса. «Американская трагедия» является вершиной творчества Теодора Драйзера.

В октябре 1927 года классика американской литературы Теодора Драйзера пригласили в советскую Россию — на празднование десятой годовщины революции. В день приглашения, 3 октября, в Нью-Йорке он начал дневник о своем путешествии — и закончил его 18 января 1928-го, ровно 91 год назад, в Одессе, в день получения выездной визы.

Между этими двумя датами были сомнения относительно целесообразности поездки, дорога в Россию сначала по морю, потом по железной дороге, и — путешествие по нашей стране в границах 27-го года. Из Москвы Драйзер поехал в Питер, потом в Нижний, Баку, Киев, Харьков, Сталино, Севастополь, Одессу… Он ехал к нам спецкором Chicago Daily News и, как в рамках служебных обязанностей, так и из личного писательского интереса и направляемый заботливой рукой организаторов поездки общался с директорами фабрик и извозчиками, родственниками Толстого, председателями местных советов и земельными комиссарами, расспрашивал об их работе и взглядах на действительность у Станиславского, Бухарина и Эйзенштейна… Получилось подробное, по-драйзеровски остроумное, философское, с массой бытовых деталей и примет времени повествование о жизни в Советской России конца 20-х.

Творчество Драйзера — это одновременно и высший взлет, и стремительный закат классического социального романа на американской почве. Именно Драйзер своей тяжелой поступью проложил дорогу новым писательским поколениям, тем, что еще при жизни передвинули его из центра на периферию литературной действительности.

Спасибо за внимание!

Подготовила Дмитренко С.Н.

Be the first to comment on "Литературный час «Титан зарубежной литературы» — к 150-летию Т.Драйзера"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*